Отец Иосиф Кентених Святая семья из Назарета – идеальный образ Шенштаттской семьи

Выдержки из доклада отца Кентениха 11 августа 1936 г.

Основатель прочитал этот доклад 11 августа 1936 года перед женской молодежью Шенштатта. Это должно было стать докладом посвящения. Он так формулирует идеал поколения девушек: "Наше последнее -- для Шенштатта, жизненного источника Молодой церкви!" Он стремился подготовить их к решению встречать встающий перед ними выбор в шенштаттском духе. При этом он яркими красками рисует высокую цель идеальной Шенштаттской семьи.

 

...Чтобы сегодня Европа могла оставаться христианской, или чтобы она снова могла стать христианской в еще большей степени, мы должны сконцентрировать все наши усилия на том, чтобы создавать идеальные католические семьи, идеальные островки брака везде и повсюду.

 

Мы напоминаем себе о том, что жизнь в союзе все более и более разрушается, но нам говорят: существует союз, который был основан непосредственно Богом, через естественное право и позитивное божественное право. Это семья. Семья не может и не должна быть разрушена. Семья -- и мы осознаем это не только разумом, мы всегда наблюдали это в жизни – это эмбриональная клетка человеческого общества.

Чтобы общественная жизнь вновь становилась христианской, мы всеми средствами должны добиваться того, чтобы наши семьи снова стали христианскими, праведными. И если сегодня так много говорится о семье и браке, когда снова подчеркивается, что женщины и девушки существуют для того, чтобы дарить детей государству, тогда для нас все светлее и яснее звучит: не просто семья, а идеальная семья, Шенштаттская семья. Мы должны ясно понимать это для того, чтобы каждый, кто способен понять язык времени, начал разбираться с идеалом семьи.

 

...Вероятно, вы не однажды слышали о том, что у всего Шенштаттского движения с самого начала стоял перед глазами идеал Шенштаттской семьи. Это было в 1916 году, тогда я написал три маленьких стиха на отдельных карточках. Мы очень хорошо это знаем. Это были три ключевых слова, три стиха, которые должны были выражать самый глубокий смысл нашей семейной борьбы и семейных устремлений: «Матерь Трижды Предивная, учи...» Это идеал, основная мысль, которая до сих пор снова и снова воодушевляет семью и ведет ее к горним высотам. Мы также проникаемся этой мыслью. Мы здесь для того, чтобы рыцарски бороться за глубокую, тесную, органически выстроенную любовь к Марии.

 

...собственно, это находит отклик у тех, кто чувствует в себе самом сильное стремление однажды создать идеальную Шенштаттскую семью. Вы знаете эти слова, однако едва ли объясняете их в этом смысле: «Мать с небесным Младенцем...»*) Подумайте разок, содержится ли и в какой мере в одном этом слове идеал Шенштаттской семьи. «Мать с небесным Младенцем...» Здесь Матерь Божья предстает перед нами как мать семьи. Как мать семьи Она должна сойти на поля Германии и помогать нам создавать здоровые семьи. Не просто мать и дитя, но мать и дитя, соединенные любовью -- именно так они должны пройти над полями Германии. Здесь не только звучит убеждение, что Германия находит Спасителя и находит его на коленях Его Матери; другое также звучит: «Мать и дитя… вас связует любовь» -- мать и ребенок, мать семейства и любовь к рожденному ребенку.

 

...Помните, что язык истории нашей семьи очень отчетливо говорит о великом идеале Шенштаттских семей -- язык прошедшей и современной истории. Вы знаете, сколько Шенштаттских семей в последние годы заключили брак здесь, в нашей маленькой часовне. У нас есть Шенштатт для девушек и Шенштатт для юношей. И те, и другие, пройдя через жизненную школу Шенштатта, хотели бы здесь, в нашей маленькой часовне, соединить руки в жизненном союзе, чтобы создать отчетливо выраженные Шенштаттские семьи. Вы, пожалуй, уже заметили, как все больше и больше растет и увеличивается число семей, которые имеют у себя дома в красном углу Шенштаттский образ как внешний символ -- Шенштаттский образ, молитвы Шенштатта, песни Шенштатта. Великие слова «под сенью этого санктуария будет решаться в ближайшие столетия судьба Церкви»*) смогут получить полное содержание только тогда, когда нам посчастливится всесторонними, разнообразными способами создавать такие Шенштаттские семьи -- острова брака.

 

«Шенштатт -- это мой мир, и мой мир должен быть Шенштаттом!» Как выглядит Шенштатт, так должна выглядеть моя семья. Здесь у нас есть маленькая часовня благодатей, песни Шенштатта, молитвы Шенштатта, но прежде всего, однако, дух Шенштатта.

 

...Как я могу обрисовать вам теперь идеальную Шенштаттскую семью? Вероятно, лучше всего будет, если я продолжу слова: «Мать с небесным Младенцем…» Вы, наверное, теперь продолжите молиться: «Сойди на поля земли...» На что эта простая молитва, этот простой стих указывает нам? На семью из Назарета. Здесь мы должны ненадолго остановиться. Здесь у нас есть Назарет и Святое Семейство.... Святое Семейство должно стать:

I. идеальным образом Шенштаттской семьи. Оно предстает перед нами как

II. самое великолепное отображение божественной совместной жизни,

III. как самый великолепный прообраз церковной совместной жизни.

 

 

I.

 

Это звучит на первый взгляд несколько заумно. Но если подумать, то это весьма просто и понятно. Первая мысль легко доступна. Я указываю на то, что Святое Семейство идеальный образ настоящей природной общности Шенштаттских семей. Как это можно охарактеризовать?

 

1. Этот брак и эта семья в своем основании святы и идеальны. На чем было основано Святое Семейство? На чистоте брака. Иосиф и Мария были чисты, когда вступали в брак, и чистыми же они оставались также в рамках семьи. Идеальная Шенштаттская семья всегда должна сохранять чистоту.

 

...Однако, атмосфера чистоты постоянно должна проникать и наполнять семьи, как и Святое Семейство. Существует не только девственная чистота, но и супружеская чистота. Существует также и в браке форма чистоты, у которой есть ее собственные законы. Serva Liliam! («Храни лилию!») -- так написано на одном старом гербе. Я снова всматриваюсь в Святое Семейство. Свято, идеально было основание семьи, так как она была основана и оставалась основанной на чистоте. Serva Liliam! Мы также хотим сохранить чистоту лилии, каждый из нас в своем роде: кто может жить девственно -- как девственную чистоту; кто позже вступит в брак сейчас пока как девственную, а позже как супружескую чистоту.

 

2. Святое Семейство идеально также в его носителях, в его личностях. Кто суть члены Святого Семейства? Это Спаситель, это наша возлюбленная Божья матерь, это простой, верный Св. Иосиф. Это были праведные личности. Знаете ли вы, что заключают в себе эти праведные личности как члены Святого Семейства? Я хочу прежде всего два момента отметить. Это были

a. самостоятельные личности,

б. немногословные личности.

 

Мы с вами раньше уже говорили, что никакая общность не может быть истинной, если она не построена на оригинальных, энергичных, самостоятельных личностях. Посмотрим теперь, как естественны, как энергичны, насколько неповторимо оригинальны личности, которые составляют Святое Семейство! Они настолько оригинальны, что каждый из них представляет собой свой собственный миропорядок. Спаситель несет в себе свой собственный порядок. Он -- Богочеловек. Нет абсолютно ничего, что равнялось бы Ему. Божья Матерь -- это ее собственный мир в качестве Непорочной. Св. Иосиф -- это его собственный мир. Также самостоятельный. Члены Святого Семейства идеальны, так как они были святые, самостоятельные личности.

 

...Вернемся к тому, что мы уже так часто, вновь и вновь, обсуждаем в атмосфере Шенштатта. Мы должны быть энергичными личностями. Поскольку ядро личности выражено в личном идеале, мы таким образом формируем нашу жизнь. Вы не должны думать, чо сейчас вы можете безмятежно играть, а впоследствии стать тихой, молчаливой матерью. Уже сейчас мы должны учиться строить свою жизнь. В этом есть нечто великое, если я могу сказать себе: передо мной стоит семейный идеал, согласно которому я формируюсь, чтобы позднее я мог стать полноценным строительным камнем в здании моей святой Шенштаттской семьи.

 

...Как идеал вспыхивает вдруг перед нами! Если я хочу позже быть в семье фундаментом общности, столбом энергии, то я должен приучать себя все в большей и большее степени к искусству молчания, к самостоятельности. Точно также каждый, кто призван к девственности, не должен думать, что идеал брака не является великим, не выдвигает высокие требования. Конечно, если вы представляете себе брак и семью как постоянные вкушения, игры и наслаждения, то тут нельзя говорить об идеальной семье, о Шенштаттской семье. Невозможно и подумать, что такая семья может стать жизненным источником Молодой церкви. Сегодня идеальный брак – нечто такое редкое, нечто такое великое, что мы поистине должны молиться, чтобы Бог пробуждал множество призваний к браку и семье.

 

...3. Итак, Святое Семейство предстает перед нами как идеал,

1. идеал в основании,

2. в его членах,

3. идеал в совместной жизни.

Когда вы позже окажетесь дома, поразмышляйте еще раз: каким образом жило совместной жизнью Святое Семейство? Не были ли это мать, дитя и отец? Не слились ли эти трое глубоко внутри и не соединились ли в очень глубокой жизненной общности, общности миссии и общности жертвы? В глубокой общности жертвы! Сегодня вечером я должен особенно подчеркнуть эту мысль. Я думаю сейчас о Св. Иосифе. Вероятно, вас это также обрадовало бы, если бы вам удалось постичь тайну простого приемного отца. Вы должны видеть в себе, как будущие матери, отображение нашей возлюбленной Божьей матери.

 

Как Божья Матерь была связана в общности жертвы со Спасителем! У Нее есть сказанное Ею Fiat («Да будет») и вместе с тем Ее согласие со всеми теми жертвами, которые Она должна была принести ради ее Сына – в храме: «Тебе Самой оружие пройдет душу» (Лк., 2:35) -- и из-за Ее Сына, так как Он явится «на падение и на восстание многих» в Израиле (Лк., 2:34). Ее жизнь прямо связана с жизнью Ее Сына. Под крестом она связана с Ним в очень глубокой, искренней общности жертвы. Она соединена также со Св. Иосифом.

 

Мы не можем не осознавать идеал Шенштаттской семьи! Подумайте о вашей семье, о вашей Шенштаттской семье, о которой вы заботитесь в ваших общинах. Мы знаем, что семья, общность, не предполагается без жертвы. Мы знаем, что семейный стол – это в первую очередь жертвенный стол. Если вы стремитесь рассматривать семейный стол в первую очередь как стол наслаждений, то вы не сможете создать Шенштаттскую семью. Кто хочет создать семью, тем более в сегодняшнее время, тот должен обладать огромным капиталом радости жертвы и силы жертвы. Это пылающий очаг великодушной, созидательной любви. Самое трудное – это сохранить на долгий срок созидательную, плодоносящую любовь.

 

 

II.

 

Я вновь всматриваюсь в Святое Семейство и сравниваю его с совместной жизнью в лоне Триединого Бога. Святое Семейство было полнейшим отображением божественной совместной жизни в лоне Троицы. Почему я говорю это? Вы знаете, с какой теплотой я лично всегда могу говорить о девственности. Вы также знаете, что я лично с исключительной теплотой отношусь к идеалу Шенштаттской семьи. Но не я и не вы должны решать, кто из нас должен в том или другом провозглашать мудрость Шенштатта и олицетворять ее -- это решает Бог. Делать так делать! Если мы однажды были приглашены Богом к семейной жизни, то это должно происходить с тем же идеализмом, с каким мы сейчас совместно молились, жертвовали и устремлялись ввысь. Поэтому давайте еще коротко вместе подумаем над всем тем великим и прекрасным, что я усматриваю в идеальной семье. Из этого также проистекает мысль: Святое Семейство -- полнейшее отображение божественной совместной жизни в лоне Триединого Бога.

 

...Кто является образом Отца? Св. Иосиф. Было бы прекрасно, если бы мы однажды попытались представить себе, как выглядел Св. Иосиф. Св. Иосиф -- это видимое олицетворение небесного Отца. Но это вовсе не помешает нам попытаться представить себе особые характерные черты Св. Иосифа. Способен ли тот, с кем мы позднее заключим жизненный союз, представлять собой Св. Иосифа? Если Святое Семейство -- отражение триединого Бога, моя Шенштаттская семья также должна быть таким отражением. Поэтому я должна проверить, способен ли мужчина, отец моих детей, воплощать образ отца так же, как Св. Иосиф.

 

У нас есть также Сын. Это тот же самый Сын, единородный, воплощенный Сын Божий, совершенное Его отражение здесь и там. Если я думаю о Сыне, то не будем забывать: центр нашей Шенштаттской семьи - это ребенок. Мы уже сейчас дарим ему всю нашу любовь и заботу. В целомудренной заботе и целомудренной, верной жертвенной любви я уже сейчас воспитываю себя физически и психически таким образом, что позже я всегда захочу и смогу стать этому ребенку всем. Мой ребенок должен быть отражением Сына Божьего. Я должна быть «altera Maria» -- «другой Марией», мой муж, отец моих детей «alter Josef», другим Иосифом, мой ребенок – «alter Сhristus», другим Христом. Это идеалы, достигающие небес.

 

В лоне Триединого Бога у нас также есть Св. Дух. Кто является отражением Св. Духа в Святом Семействе, и кем оно должно быть в Шенштаттской семье? В Святом Семействе инструментом Св. Духа предстает Божья Матерь. Божья Матерь как олицетворение Божьей любви, как сердце маленькой семьи. Способна ли я на своем пути однажды стать отображением Св. Духа в семье? Способна ли я всем переливающимся через край богатством своего горячего материнского сердца питать всю семью, не только одного ребенка, но также и многих? Я должна воспитывать себя для этой задачи. Я должна также позаботиться о том, чтобы научиться хорошо думать и судить [о людях]. Сердце матери должно подготавливаться. Богатство души: я должна учиться служить бескорыстно. Как я могу в качестве Божьей Матери представлять собой Св. Духа, если я не учусь этому? Я должна позаботиться о том, чтобы я могла с готовностью идти на самые великие жертвы и с благоговением относиться к каждой пробивающейся, прорастающей и растущей жизнью.

 

 

III.

 

В Назарете я вижу самый великолепный прообраз церковной общности. Семья предстает передо мной как идеальный образ, прообраз церковной общности. Маленькое Святое Семейство принадлежит к Церкви, и в Церкви у нас, как и в Святом Семействе, в центре стоит Спаситель. Мы имеем здесь, как и в Святом Семействе, мужское и женское начала. Женское начало в Церкви -- это как в Святом Семействе Божья Матерь. В Католической Церкви у нас есть материнская тайна. Мужское, отцовское начало в Церкви -- это священство. Священство есть в Святейшем Отце, в священниках, но также и во всех мирянах, они принимают участие в священстве Божьей Церкви. Божья Матерь -- это прообраз для меня, какой я должна быть в браке.

 

...Прекрасному, великому идеалу поколения мы должны в будущем придать содержание не только идеями, но и жизнью. «Наше последнее для Шенштатта...» Мои мысли и желания, мои жертвы и молитвы, живая сокровищница благодатей! Но Шенштатт будет служить «жизненным источником Молодой церкви» лишь тогда, когда сможет создавать и формировать святые Шенштаттские семьи, острова брака.

 

...Мы хотим постараться создать также святой семейный рай, где дочери Шенштатта, призванные Господом, в святом жизненном союзе вместе с мужьями стремятся к Богу. Божья Матерь благословляет нас и ведет нас, чтобы мы -- все те, которые собрались здесь -- каждый на своем месте стали бы чем-то великим.

 

 

*) Речь идет об известной шенштаттской молитве: «Мать с небесным Младенцем, сойди на поля земли, чтобы идя за Тобою, мы мир обрести смогли. Мать и дитя в объятьях, вас связует любовь. Только с любовью, отчизна, ты обретешь себя вновь». В немецком оригинале молитвы говорится не о «полях земли», а о «полях Германии».

*) Речь идет о словах о. Иосифа Кентениха, произнесенных им в апреле 1929 года во время лекции для руководителей студенческих групп, принадлежащих к Шенштаттскому движению: «Под сенью этого санктуария (имеется в виду Прасанктуарий в Шенштатте – прим. пер.) будут решаться в ближайшие годы судьбы Церкви. Это трудные, ответственные слова. Они звучат практически неправдоподобно. И все же я повторяю их и скажу еще больше: под сенью этого санктуария будет решаться в ближайшие столетия судьба Церкви в Германии и за ее пределами».

Druckversion Druckversion | Sitemap
© Schoenstatt Ostsekretariat